top of page

Латышский для всех, русский — выборочно: политическая нация по версии президента Ринкевича

Чтобы сделать латвийское общество сплоченнее, превратить его в единый народ, в политическую нацию, нужны четкие основные принципы, и один из них — языковой, заявил в интервью Латвийскому телевидению (LTV) новоизбранный президент Эдгар Ринкевич. Государственный язык — один, знать его должны все. Но и в сфере культуры, и в масс-медиа для противостояния дезинформации и в общественном пространстве в какой-то мере сохранится и русский язык, прогнозирует он.

«Долгий, филигранный процесс» Интеграция общества не была успешной — нужно стремиться к созданию политической нации, заявил Ринкевич в прошлом году, сразу после вторжения РФ в Украину. Мы в Латвии можем создать такую нацию, если будут ясны главные принципы, сказал политик теперь в передаче LTV Aizliegtais paņēmiens («Запрещенный прием»): «Первое — в Сатверсме изложены все принципы, латышский язык как единственный государственный язык, ясное отношение к российской агрессии против Украины, потому что тут нужно понимать, что наш исторический опыт (и особенно оккупация 1940 года и война) таков, что мы это видим как своего рода ужасное возвращение призраков прошлого. Каковы эти основные принципы, о которых мы можем говорить? Что нам действительно важна Латвия как мирное безопасное государство, часть НАТО и Евросоюза, где мы действительно создаем наше государство вместе, все равно, у кого какой родной язык: русский, украинский, латышский или польский. Но есть те, кто растерян, и тут декретов, речей и твитов недостаточно. Это очень долгий, филигранный процесс. Ведь установить измеримые критерии — что вот у нас сформировалось какое-то более сплоченное общество или политическая нация — наверное, будет невозможно. Даже социология порой очень разнообразна и весьма противоречива». О российских телеканалах: «Закрыли, и правильно» «Однако побуждать всё общество сплотиться по этим принципам — бороться против российской дезинформации, думать, что делать с теми, кто все же настроен очень прокремлевски, и применять всю строгость закона, думаю, важно. Но тут есть и очень практические вещи. Первое, что уже сделано и, по-моему, делается хорошо — закрытие всех российских пропагандистских каналов было правильным шагом. Потому что они отравляют сознание. Второе — мы все-таки пришли к тому, что нам нужно четко сказать, что на любом рынке труда твоя единственная связанная с языком квалификация — это знание латышского. Потому что мы часто видим, и это вызывает большой протест у латышей, что намного более молодое поколение не знает русского языка, и если от них по работе требуют, неважно, в обслуживающей ли сфере или на заводе, на работе, вообще не связанной с людьми, знать еще и русский — это неприемлемо». В этом плане работодатели, предприниматели должны сами проявлять понимание, говорит президент. «В то же время меня спросили на пресс-конференции, готов ли я иногда ответить на вопрос, заданный на русском, и я сказал, что буду смотреть по ситуации. Если я захочу в какой-то момент передать сообщение — я буду говорить на тех языках, которые знаю. В основном, конечно, моим языком общения, как у президента государства, будет государственный язык». Эффект от перевода всего образования в стране на госязык не будет быстрым, потребуется даже не три-четыре года, прогнозирует Ринкевич. Но нужно действовать в этих направлениях: реформа образования, борьба с дезинформацией, активные визиты политиков в регионы, где велика доля нелатышского населения. Сам он уже планирует такие региональные поездки. «И я действительно открыто призываю общество сплотиться вокруг тех принципов, что я назвал. Но ясно сказать, что к вещам, которые считались абсолютно приемлемыми 10 лет назад, толерантности не будет. Язык нужно будет знать всем. Это — Латвия. Нравится, не нравится — но мы не можем другие принципы выдвинуть, потому что тогда маловероятно, что кто-то почувствует, что эта интеграция происходит. Во Франции все говорят по-французски. Всех считают, конечно, гражданами Франции. У нас еще также есть вопрос о численности неграждан. Им тоже нужно начать решаться: как они видят свое будущее. Часть тех, кто выбрал стать гражданами России — мы знаем, с какими проблемами они столкнулись, потому что обоснованно, конечно, требовать знания госязыка. Но здесь и другая крайность — что ну вот теперь мы всех массово депортируем — неприемлема. Каждый случай нужно рассматривать индивидуально, и это вопрос, который волнует не только граждан РФ, есть ведь и латышские родственники. (..) Понимаете, у нас порой есть такая очень превратная установка: через год все должны полюбить Латвию или, не знаю, делать то-то и то-то. Так такие вещи не могут происходить... Постепенно». СМИ на русском важны Иногда звучит такое требование, прозвучало в передаче: русскоязычным в Латвии следует учить латышский язык и жить в латышском информационном пространстве, интегрироваться и ассимилироваться. На вопрос LTV о том, какова в этом процессе роль масс-медиа на русском языке, Ринкевич сказал: «Я думаю, что медиа на русском в той или иной форме будут. Потому что всегда будет их потребление. Вопрос, который действительно как горячая картофелина, о котором было бы нужно подискутировать — конечно, общественные СМИ на русском языке. Знаете, рывком сразу что-то закрывать — нет. Но и роль масс-медиа, думаю — постепенно улучшать это понимание о принципах [сплочения общества]. Однако вы забываете один весьма существенный нюанс, который все же важен. У нас есть Русский театр, который работает. У нас действительно много вещей, которые, на мой взгляд, с точки зрения культуры обогащают страну. И это уже, правду говоря, нужно продолжать культивировать и содержать. Это не значит — всем говорить только по-латышски и забыть о своих корнях. Нет, так резко я вопрос не ставил. (..) Я думаю, у нас довольно хорошие учреждения — Латвийское радио 4, например, LSM (мультимедийная платформа для нацменьшинств Rus.LSM.lv с русским как основным языком), есть передачи на LTV7. Я думаю, что сейчас, может быть, не расширять — но я пока не вижу оснований и сужать эту программу. И думаю, еще какое-то приличное время, но с такой же четкой установкой я вижу и их место в общественных СМИ. Я вижу место для этих передач, порталов». На вопрос о конечной цели для общественных масс-медиа на русском Ринкевич ответил: «Конечная цель — чтобы мы стали более сплоченной нацией, вот по тем принципам. Никакая идеальная модель невозможна. Я думаю, потом это будет не самая большая дискуссия об общественных СМИ. Сейчас я вижу место и для общественных СМИ на русском языке. Для портала LSM — не только на русском, но и на английском. Но знаю, что об этом будут дискуссии и в Сейме, и в соответствующих советах. Посмотрим. Но стоит задуматься: если это всё закроют — все что, тут же переключатся на просмотр «Запрещенного приема» на LTV и вашего покорного слуги? Думаю, нет».


bottom of page